23:49 

«Мы судим не группу верующих – мы судим нашего врага»

Ученик с последней парты
Ортокопипастер
О новомучениках и Преображенском храме г. Кимры

Автор - Диакон Павел Садовников

Икона новомучеников Кимрских
Икона новомучеников Кимрских

26 июля 1998 года в Преображенском соборе города Кимры состоялась канонизация кимрских новомучеников настоятеля собора протоиерея Феодора Колерова и мирян Анания Бойкова и Михаила Болдакова. Все крупные города земли Тверской имеют своих небесных покровителей: Тверь – святого благоверного князя Михаила, священномученика архиепископа Фаддея (Успенского). Кашин – преподобную благоверную княгиню Анну, Калязин – святого преподобного Макария, а у Кимр долгое время не было прославленного небесного покровителя. До 1917 года Кимры считались крупным селом, центром российского обувного промысла. После 1917 года молодой город продолжал активно развиваться, и вскоре Кимры стали одним из крупных городов Тверской области. Вместе с городом возрастали в нем духовно и будущие святые земли Кимрской. Множество мучеников прославили Христа в годы страшных гонений на Русскую Церковь. Они стали достойными Христа, потеряв души свои, сберегли их, потому и святы. И наш город получил благословение Божие, и имеет теперь своих святых, молитвенно предстоящих за нас пред Престолом Божиим.

Священномученик Феодор Колеров

 

Несмотря на молодость, отец Феодор для своих прихожан стал отцом, и в трудных случаях люди шли к нему за советом

Родился Феодор Колеров в 1882 году в селе Большое Семеновское Калязинского уезда. Служил в местном Богоявленском храме псаломщиком, диаконом, затем священником. Удаленный сельский приход считался бедным, поэтому семья Колеровых постоянно испытывала нужду и членам семьи приходилось много трудится на своём земельном участке. В июне 1905 года Феодор Колеров окончил Тверскую духовную семинарию (ныне в этом здании располагается Суворовское военное училище) и был отправлен в Бежецкий уезд псаломщиком в храм преподобного Кирилла Белозерского. В начале 1906 года после женитьбы на Анне Думановой был рукоположен в сан священника и стал настоятелем храма. В апреле 1906 года отец Феодор был переведен в храм села Ключевое Бежецкого уезда, а в 1910 году назначен настоятелем храма Рождества Христова в селе Стопово. Указом Святейшего Синода в 1912 году в селе Кимры открывается новопостроенный Преображенский храм. Его настоятелем становится священник Феодор Колеров. Семья Колеровых переезжает в Кимры и селится в церковном доме, построенном напротив храма (сейчас на этом месте установлен памятный крест). Своим ревностным служением отец Феодор быстро привлек к себе сердца верующих. Несмотря на молодость, он для своих прихожан стал отцом, и в трудных случаях люди шли к нему за советом. Даже когда отец Феодор проходил по улице, его часто останавливали, многие стремились поговорить с ним, получить поддержку и утешение. Отец Феодор не жалел времени, всегда подолгу беседовал с людьми, стараясь разрешить возникшие вопросы.

В годы Первой мировой войны отец Феодор организовал сбор средств на нужды армии, а в своем доме открыл мастерскую по пошиву военной одежды. В 1914 году отец Феодор был награжден скуфьей, а позднее, через 2 года, камилавкой и другими наградами, в том числе и саном протоиерея. В 1916 году по соседству с храмом на средства купца Бужина была построена церковно-приходская школа (здание сохранилось, в нем располагается магазин «Волжанка»).

Артисты пели на службах в храме и давали концерты для прихожан. Так отец Феодор помогал певцам пережить голодное время

Художественно одаренный человек, отец Феодор знал и любил духовные песнопения и русские народные песни, был знаком со многими талантливыми исполнителями (например, со знаменитой певицей Антониной Неждановой). В тяжелые послереволюционные годы, когда в Москве был голод, и многие известные артисты были лишены средств к существованию, он приглашал в Преображенский храм известных оперных исполнителей. Артисты пели на службах и давали концерты, имевшие не только просветительское, но и благотворительное значение. После концертов прихожане приносили исполнителям то, чем могли поделиться из продуктов. Так отец Феодор помогал певцам пережить голодное время.

Представители новой власти в городе сразу заметили незаурядного священника и его высокий авторитет среди горожан. Отца Феодора обвинили в том, что он организовал духовный концерт без официального разрешения и арестовали его. После непродолжительного ареста, по настоянию верующих, он был освобожден, но власти не прекращали преследовать его, отобрали всю мебель, имевшуюся в доме, и обязали выплатить крупную сумму денег, в противном случае угрожая новым арестом.

В начале 20-х годов в Русской Православной Церкви произошел раскол, возникло обновленческое движение, лояльное к советской власти. Многие священники временно перешли на их сторону, но большинство верующих остались верными Православной Церкви, возглавляемой Патриархом Тихоном. В 1922 году отец Феодор на короткое время перешел на позиции обновленцев, но вскоре разобрался в ситуации и искренне раскаялся в своем заблуждении.

 

Из газеты с приговором Из газеты с приговором

Между тем гонения на священников усилились, по распоряжению властей у семьи Колеровых были отобраны 2 комнаты, а после и весь дом. В 1927 году отец Феодор с большим трудом собрал средства на постройку нового дома, но в 1928 году власти постановили закрыть храм. Верующие отправили в Москву делегацию с просьбой отменить решение местных властей, однако в 1929 году из Москвы было прислано постановление, подтверждающее закрытие храма. 19 мая 1929 года состоялось последнее прощальное богослужение. Отец Феодор сообщил верующим о предстоящем закрытии церкви. На следующий день прихожане не допустили представителей местных властей в храм, перекрыв двери живой стеной. Отец Феодор безуспешно призывал людей подчиниться решению властей. Прихожане установили дежурство около храма, иногда собиралась толпа до 300 человек. Так продолжалось несколько дней. Отец Феодор, староста Анания Бойков и мирянин Михаил Болдаков были арестованы. Началось следствие.

Новомученик Михаил Болдаков

Михаил Болдаков родился на Калужской земле в Боровском уезде в семье отставного солдата Ареста Болдакова и его жены Прасковьи Прокофьевны. В село Кимры он приехал в 1910 году вместе с братьями Василием, Николаем и сестрой Евдокией. В Кимрах Болдаковы прославились как искусные огородники, снабжавшие овощами жителей села. Михаил Арестович был участником Первой мировой войны. В 1919–20 годах работал в уездном отделе. Михаил Болдаков регулярно посещал богослужения и вскоре стал церковным старостой в храме в честь иконы Богоматери «Всех скорбящих Радость». Церковь эта была разрушена в 30-е годы и сейчас на этом месте находится Парк культуры и отдыха. В 1927 году по решению властей храм был передан обновленцам. Староста отказался передать им ключи от храма, и новоцерковникам пришлось сбивать замок с храмовых дверей. Власти возбудили против Михаила Болдакова уголовное дело. В мае 1929 года Михаил Арестович оказался в числе тех, кто сопротивлялся закрытию Преображенской церкви.

Новомученик Анания Бойков

К сожалению, сведений о новомученике Анании сохранились мало, известно лишь, что Анания Бойков являлся церковным старостой Преображенской церкви города Кимры. Сохранилась и его фотография с надписью. Со слов старожилов удалось узнать, что Анания Бойков вместе с супругой проживали на улице Урицкого в доме 33. В мае 1929 года староста Преображенского храма также был арестован за сопротивление властям.

Из газеты Из газеты

Протест верующих был расценен как контрреволюционная вылазка церковников против советской власти

Протест верующих был расценен как контрреволюционная вылазка церковников против советской власти. Арестованных отвезли сначала в Тверскую тюрьму, а потом в Таганскую тюрьму в Москве. Приехавшие в Москву родственники арестованных нашли адвокатов, согласившихся защищать на суде их близких. Правда, адвокаты сразу же предупредили, что началось гонение на Церковь, и вряд ли они на этом судебном процессе смогут что-либо сделать. Суд был назначен на 20-е октября. Глубокой ночью обвиняемых перевезли в Кимры по Волге на открытой барже.

Староста Анания Бойков Староста Анания Бойков

Из газет: «Мы судим не группу верующих – мы судим нашего врага»

Утром 20-го октября в клубе «Молот», здание которого раньше являлось подворьем Ильинского женского монастыря, начался суд. Процесс был открытым, и в зал суда пропускали по билетам, но никто из родственников не был допущен на судебное заседание. По всей видимости, этот судебный процесс считался показательным, так как делу предавалось большое политическое значение. Ежедневно кимрская районная газета «Коллективная жизнь» подробно рассказывала о каждом дне суда, процесс освещала и московская пресса. «Мы судим не группу верующих, которые якобы были против передачи здания церкви для культурных надобностей и поэтому оказали сопротивление представителям власти, – мы судим нашего врага», – писала в те дни одна из газет. Несмотря на угрозы и враждебное отношение, обвиняемые держались мужественно и виновными себя не признали. 27 октября состоялось последнее заседание суда. На нем был зачитан приговор: «Священник Феодор Колеров, староста Анания Бойков, члены церковного совета Дмитриев, Закурин и Михаил Болдаков приговорены к высшей мере социальной защиты – расстрелу, с конфискацией всего имущества». Позднее председателю церковного совета Дмитриеву и мирянину Закурину смертная казнь была отменена.

Приговоренные к расстрелу были вновь отправлены в Москву, попытки адвокатов сохранить им жизнь оказались безуспешны. Единственное, чего удалось добиться – родственникам отца Феодора были разрешены свидания.

В словах Евангелия и в молитвах святых отец Феодор находил то, что чувствовал в тот момент сам

 

20 ноября отцу Феодору было объявлено, что смертный приговор утвержден. Священник не мог в камере вести дневник, тюремщики бы всё равно его отобрали и уничтожили. Но в словах Евангелия и в молитвах святых он находил то, что чувствовал в тот момент сам и подчеркивал эти строки. Так появился своеобразный дневник чувств и переживаний священномученика, написанный святыми. В последние дни своей земной жизни на полях канонника, бывшего у него со собой в камере, отец Феодор записал: «20, 21, 22 ноября – плач 3 дня». «С 23 на 24 ноября, в 3 часа ночи – акафист Иисусу Сладчайшему».

А вот и подчеркнутые строки, которые были близки душе: «Душе моя, душе моя востани, что спиши? Конец приближается, воспряни убо…». «Ныне отпущаеши раба твоего Владыко, по глаголу Твоему с миром…». «Скажи ми Господи кончину мою, и число дней моих кое есть, Век мой скончевается и страшный Твой престол готовится: житие мое мимоходит, даждь славу Имене Твоему ради…».

Вся жизнь прошла перед ним, измеренная совершением заповедей. И от плача духовного, и от животворящего слова Господня рождалась в сердце отца Феодора великое благодарение.

Утром 29 ноября газеты сообщили о том, что Феодор Колеров, Анания Бойков и Михаил Болдаков расстреляны. Однако Господь подарил отцу Феодору еще один день жизни. 29 ноября состоялась последняя встреча с женой и младшим сыном Александром. Священник вышел к ним изможденный, но совершенно спокойный, внутренне умиротворенный и просветленный. Он знал, что он уже «не от мира сего его», знал, что Господь примет его страдания как жертву. Положив руку на голову сына, он мирно беседовал с Анной Михайловной. Когда свидание закончилось, он написал на обороте фотографии жены имена детей и подписал: «До свидания – общее». Ночью, когда надзиратели пришли вести его на расстрел, на первой странице канонника отец Феодор успел написать: «29 ноября, 11 часов ночи».

Так мученически пострадали в 1929 году первый настоятель Преображенского храма города Кимры протоиерей Феодор Колеров, староста храма Анания Бойков и православный мирянин Михаил Болдаков. Место погребения их было скрыто и до ныне пребывает в неизвестности. В последствии власти признали, что убитые священник и миряне были невиновны.

 

Спасо-Преображенский собор

Несмотря на то, что в Кимрах к началу XX века было уже несколько храмов, их все-таки было недостаточно, так как в выходные дни и праздники они были полны. Особенно Покровский собор, расположенный в центре села. И в Кимрах, где население издавна любило выражать любовь и преданность Российским монархам, была создана строительная комиссия по сооружению храма во имя Преображения Господня в ознаменование выздоровления от болезни Государя Императора Николая II Александровича. Проект новой церкви вместимостью 1000 человек был составлен архитектором Фёдором Рыбинским. 21 июля 1902 года в Кимры прибыл архиепископ Димитрий. После Литургии в Покровском соборе, при большом стечении прихожан, состоялся крестный ход по Ильинской улице. В конце улицы, над родником, слывущим, по преданиям, целебным, состоялась закладка нового храма. Освящение храма состоялось 11 июля 1911 года. Преображенский храм трехпрестольный (в честь Преображения Господня, святого пророка Илии и трех вселенских святителей – Василия Великого, Григория Богослова, Иоанна Златоуста), имеет три апсиды и представляет собой образец распространенного в конце XIX века неорусского стиля. Храм увенчан пятью главами в виде шатров со световыми барабанами, каждая грань которых венчалась килевидными кокошниками. Линия карнизов также обрамлялась килевидными кокошниками. Первыми служителями храма стали протоиерей Феодор Колеров, диакон Н.Д. Завьялов и псаломщик В. Никольский. К церкви были приписаны прихожане близлежащих улиц Кимр и нескольких окрестных деревень. Место для приходского кладбища было отведено за городом по левой стороне дороги.

После расстрелов закрытие других храмов в Кимрах было воспринято покорно. Кровавый урок был вполне усвоен людьми

При советской власти верующим запретили достраивать недостроенную колокольню, хотя, чтобы добиться разрешения на постройку, прихожане были согласны собрать дополнительные деньги для строительства родильного дома в Кимрах. Но власти не согласились на это. В 1927 году Кимрский горсовет направил в Тверь ходатайство о закрытии Преображенской церкви, ссылаясь на пожелания трудящихся. Тверской комитет одобрил ходатайство. 9 мая М.И. Калинин подписал документ о закрытии храма. 19 мая 1928 года в церкви состоялось прощальное богослужение. 20 мая приехала комиссия, чтобы сделать опись имущества, но прихожане не пустили комиссию в храм. Собралось более 1000 человек, звонили колокола… Так люди протестовали против закрытия церкви. Вскоре милиция арестовала 20 человек, подозревавшихся в организации беспорядков. Среди них были священник Феодор Колеров, Михаил Болдаков и Ананий Бойков. 27 октября 1929 года суд приговорил их к высшей мере наказания – расстрелу. После этих показательных расстрелов закрытие других храмов в Кимрах было воспринято уже покорно и без протестов. Кровавый урок был вполне усвоен людьми.

После закрытия Преображенский храм был переоборудован под клуб кустарей. В нем устраиваются зрительный зал на 450 мест, читальня, комнаты для кружков. Кресты с храма были сняты, главки укорочены, на центральной главе была укреплена пятиконечная звезда. Но в новоявленном культурном очаге почему-то было невесело. Народ в клуб не ходил, и через несколько лет его закрыли. В освободившихся помещениях бывшего храма был устроен склад зерновых культур. Шли годы, здание ветшало, требовало ремонта.

Началась Великая Отечественная война. Все годы войны Русская Церковь делила тяготы военного времени со своим народом и внесла ощутимый вклад в победу над фашизмом. В1947 году храм был передан верующим. В 1948 году службу в нем совершил игумен Пимен (Извеков), впоследствии Патриарх Московский и всея Руси. Нелегко было налаживать жизнь прихода и восстанавливать храм. Первым настоятелем после долгих лет запустения стал Стефан Кондратьев, затем настоятелями были епископ Никифор (Никольский), протоиерей Сергий Бойков и некоторые другие. В 1973 году настоятелем Преображенского храма становится священник Иоанн Басюк. Благодаря его трудам и стараниям прихожан храм приобретает внутреннее и внешнее великолепие, получает статус собора и становится центром благочинного округа.

Сегодня Преображенский храм служит источником душевной радости и является архитектурной достопримечательностью города

Сейчас настоятелем храма является протоиерей Евгений Морковин. Его усилиями и усилиями всего причта было начато и завершено восстановление куполов, которые увенчаны миниатюрными луковичными главками – символом нашего молитвенного горения к Богу. Сегодня Преображенский храм радует глаза и сердца прихожан, служит источником душевной радости и является архитектурной достопримечательностью города. В нем замечательные стенные росписи, прекрасный иконостас. Здесь находятся две чудотворных иконы Иверской Божией Матери – покровительницы Кимр. Одна из них была прислана в дар Покровскому собору, взорванному в 1936 году, архимандритом Иосифом с братией с Афона 6 мая 1901 года, в день рождения царя Николая II. После разрушения Покровского собора, Иверская икона Божией Матери, достаточно претерпев, заняла достойное место в иконостасе Преображенского собора.

В 1997 году Синодальная комиссия по канонизации святых Русской Православной Церкви вынесла решение о причислении к лику местночтимых святых протоиерея Федора Колерова и иже с ним убиенных Анания Бойкова и Михаила Болдакова. Так кимряки обрели своих небесных покровителей.

По изначальному проекту храм должен был быть возведен со встроенной колокольней, но в связи с финансовыми трудностями тогда ее построить не удалось. На пожертвования прихожан составлен проект колокольни, но средств для постройки колокольни снова не хватает. Приход с благодарностью примет помощь от любого, кто желает внести свой вклад в дело воссоздания храма Божьего.


@темы: христианофобия, историческая справка

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Воскресная школа

главная