Ученик с последней парты
Ортокопипастер
Автор - Сергей Худиев

В первые же часы после страшного тракта в Волгограде сеть наполнилась суждениями, подтверждающими старую истину - в религии, медицине, воспитании детей и борьбе с терроризмом разбираются решительно все. Кроме, разумеется, тех, кто постоянно занимается этими достойными делами. Они-то как раз недобросовестны, некомпетентны, и на их месте любой блогер справился бы лучше.

По-видимому, я не блогер — потому что просто не понимаю, в чем состояли упущения спецслужб, что им следовало (и чего не следовало) делать, кто организовал теракт и при чьей поддержке. Смелые версии заполняют интернет, всякий тянет нити заговора к своим любимым врагам — англичанам, американцам, режиму Путина, кому угодно еще. Все что я могу сказать — не знаю. Я не разбираюсь в борьбе с терроризмом и тем более в хитросплетениях мировой закулисы.

Но неспособность смириться с неизвестностью, желание чем-то заполнить туман войны, хотя бы и тенями понятны — идет война, люди гибнут, необходимо сориентироваться, разобраться, с какой стороны на нас прет враг и куда стрелять. Что же, непосредственно стрельбой будут заниматься те, кому по должности положено. А нам важно увидеть наше место в конфликте — кто с кем воюет, и где наше место.

Что мы увидели? Что люди внезапно смертны, а ад реален и время от времени выхлестывает на поверхность земли. Это не то, чтобы новость, но это причина еще раз поправить ориентиры. Слова Достоевского “здесь дьявол с Богом борется, а поле битвы — сердца людей” были верны тогда, когда он их написал, верны и сейчас.

Мы на самом деле знаем, куда ведут нити заговора — к человекоубийце диаволу, который сейчас с удовлетворением проглотил очередных убийц и самоубийц. Мы знаем, кто наш враг — и это он, сатана. И мы знаем, чего он от нас хочет — страха, ненависти, и хорошо бы каких-нибудь преступлений на фоне этого страха и ненависти.

Гнев, который ищет, на кого бы обрушиться — это понятная реакция, выброс адреналина, когда мы чувствуем себя в опасности и предвидим необходимость драться. Но он нужен только немногим из нас - тем, кто непосредственно воюет. Остальные имеют иное задание от Господа.

Ад реален, участь нераскаянных злодеев в высшей степени ужасна, и желать еще каких-то бедствий и страданий тем, кто навлек на себя абсолютное бедствие и муку вечную, было бы просто глупо. Путь те, кому положено, пресекут их деятельность ради безопасности мирных людей, а вот отмщение им неизбежно, о нем не стоит беспокоиться. Ни один нераскаянный грех в этом мироздании не уйдет от Суда. Это совершенно исключено.

Поэтому у нас есть более важные дела, чем исходить ненавистью к злодеям, подлинным или предполагаемым. Мы призваны, прежде всего, проявить братскую солидарность перед лицом общей беды. Мы — одна страна. На нас напали общие враги, которые не собираются отличать либералов от консерваторов, креаклов от патриотов, аполитичных обывателей от борцов за светлые идеалы, и даже христиан от мусульман. Не стоит использовать нападение общих врагов для междоусобных разборок.

Мы призваны свидетельствовать об истине. Терроризм связан с определенного рода религиозным лжеучением — злокачественной мутацией Ислама. Это именно мутация, и муфтии, резко осудившие теракт, вполне искренни — и эта извращенная форма религиозности ведет людей в вечную погибель. Когда мы видим диавола действующего так открыто и так нагло, мы должны принять, осознать и провозглашать весть о спасении, которое Бог даровал нам в Иисусе Христе. Есть те, кто показывают люди, как выглядит ад — безумие, ненависть, отчаяние.

Мы призваны показать, как выглядит рай — вера, надежда и любовь. Посланцы ада активны в этом мире; нам очень важно понять, что мы — подданные Царства Божия, посланцы рая. Сегодня, видя дела террористов, люди понимают, что ад существует на самом деле. Мы должны быть людьми, взглянув на дела которых, люди должны поверить в реальность рая.

@темы: Худиев, Православие и современность